Автор: Всеволод Алексеевич Шеин, заместитель начальника лаборатории анализа и проектирования поисково-разведочных работ на шельфе (Корпоративный научно-технический центр освоения морских нефтегазовых ресурсов, ООО «Газпром ВНИИГАЗ»), кандидат геолого-минералогических наук.

Максин Михаил Петрович

Моя династия по линии матери, поколения Максиных, богато потрудились на стезе служения Отечеству. Прапрапрадед Степан Алексеевич Максин служил артиллеристом. Прапрадед прошел всю Первую мировую войну пулеметчиком. Прадед Михаил Петрович Максин воевал на Финской и Великой Отечественной войнах, его сыновья Валерий и Владимир, окончив Московское военное общевойсковое училище, отслужили офицерами в Советской армии.

Мой прадед Михаил Петрович Максин родился в деревне Самойлово Перемутской волости Овинищенского района Тверской губернии 3 января 1915 г. (по старому стилю 21 декабря 1914 г.).

В сентябре 1936 г. Михаил был направлен в Минское военное пехотное училище имени М. И. Калинина (бывшую Объединенную белорусскую военную школу имени ЦИК БССР) Белорусского особого военного округа, расположенное в городе Минске. Учился он хорошо.

Окончив досрочно «по первому разряду с отличием» полный курс обучения и получив специальность «пулеметчик-минометчик», Михаил 10.01.1939 г. получил воинское звание лейтенанта и был назначен командиром курсантского взвода в Ленинградском краснознаменном пехотном училище имени С. М. Кирова.

При назревании конфликта с Финляндией, в ноябре 1939 г. он стал командиром 3-й отдельной разведывательной роты 3-й горно-стрелковой дивизии. В ходе боев продвижение Красной армии затормозилось еще перед линией Маннергейма, она несла большие потери в личном составе и технике. Глубокие снега, лютые морозы и рельеф местности практически не давали возможности автотранспорту эвакуировать раненых, подвозить боеприпасы и продовольствие. В январе, в течение 3 дней, морозы держались на уровне –42 °С (днем) и –50 °С (ночью). Раненые получали сильнейшие обморожения от потери крови.

Финский солдат-одиночка был непревзойденным бойцом, в этом отношении он превосходил советского солдата, он хорошо ориентировался на местности и был превосходным лыжником.

3-я разведрота вела разведку укреплений линии Маннергейма и проводила диверсионные операции в тылу противника. Не имея навыков и опыта боевых действий, командиры и бойцы учились на практике военному искусству разведки, при этом неся ощутимые потери.

Проводя поиски и рейды, разведгруппы неоднократно подвергались обстрелам с деревьев финскими снайперами, так называемыми кукушками. Обстреляв с дальнего расстояния противника, они спускались с деревьев и быстро уходили на лыжах, но многим не удавалось скрыться от ответного огня. Гибли и страдали от ранений и наши разведчики. Бдительности и осторожности — вот чему учит разведчика война. То, что в мирной жизни постигаешь годами — про себя, про людей — на войне узнаешь за день или за неделю, в зависимости от оперативной обстановки. А чаще всего вообще всё решает мгновение. Из-за мощного наступления перегруппировавшихся советских войск, правительство Финляндии запросило мира.

12 марта 1940 г. в Москве был подписан мирный договор, по условиям которого граница была отодвинута на Карельском перешейке на 150 км от Ленинграда.

В апреле 1940 г. Михаил прибыл в распоряжение военного совета Ленинградского военного округа и был назначен на должность командира 4-й пулемётной роты курсантов при Ленинградском пехотном Краснознамённом училище имени С.М.Кирова.

В ноябре 1940 года, ему было присвоено очередное воинское звание – старший лейтенант.

Все командиры ощущали приближение грозных событий – войны, надвигавшейся на нашу Родину. Этому способствовали события на фронтах идущей, Второй Мировой войны, развязанной фашистской Германией.

Поднятое по боевой тревоге, 22 июня 1941 года, училище получило боевой приказ – действовать как подвижный отряд, не допустить высадки воздушных и морских десантов на побережье Финского залива в Ленинградской области и Эстонии.

8 июля 1941 года училище срочно было переброшено в Волосовский район Ленинградской области и здесь на восточном берегу реки Луги заняло оборону на широком фронте и в течение трёх суток оборудовало позиции. Курсанты строили ДОТы, рыли окопы, устраивали лесные завалы, отрабатывалась система огня и управления боем, минировали подходы к реке Луге.

14 июля стоял солнечный день, курсантам, в значительной степени утомлённым предшествовавшими переходами и двухсуточной непрерывной работой, посменно было разрешено искупаться в реке и выстирать портянки. В это время, через имевшийся деревянный, трёхпролётный мост, с западного берега Луги, у Большого Сабска, стали перебегать одиночки красноармейцы и криком оповещать: «Танки!». Один из бойцов тащил на катках пулемёт «Максим» и коробку с патронной лентой. На мосту он упал. Михаил, оттащив солдата в придорожный кювет и отдав ему свой индивидуальный санитарный пакет, вернулся за оставленным пулемётом. В это время на западном берегу, против моста, появились два немецких танка. Спустив пулемёт с моста в кювет, Михаил вернулся к мосту и стал осматривать западный берег реки в бинокль. В этот момент около него разорвался один, а затем и второй снаряды. Он прыгнул в глубокий придорожный кювет, обросший высокой травой. Осмотревшись, Михаил увидел, что мелкими осколками ранена левая кисть руки. Санитарного пакета у него не оказалось, и, чтобы остановить кровотечение, он сунул руку в сухой песчаный откос дороги и затёр песком раны.

Затем перебежками перебрался в расположенный рядом с мостом пулемётный окоп, откуда послал пулемётчиков, чтобы они доставили в окоп, оставленный в кювете пулемёт и раненного неизвестного пулемётчика. Так начался этот памятный бой.

14 июля, к полудню, передовой отряд 41-го корпуса немцев подошёл к мосту у Большого Сабска, который был подготовлен к подрыву, и двинулся через реку. Как только на мост втянулась колонна танков и мотопехоты, сработало взрывное устройство. Мост, взлетел на воздух, и фашисты рухнули в реку. Противник многократно пытался форсировать её, но всякий раз его останавливали курсанты-пехотинцы пулемётным и винтовочным огнём.

В ночь на 16 июля на поддержку курсантов ЛКПУ прибыл дивизион Ленинградского артиллерийского училища, 12-ть, 76-мм пушек Ф-22 образца 1936 года, и занял боевой порядок у сёл Слепино и Редкино. Наблюдательный пункт батарей был развёрнут на позициях ЛКПУ.

16 июля от прямого попадания снаряда погибает расчёт пулемёта ДШК, пулемёт был выведен из строя. Михаил получает осколочное ранение в лопатку правого плеча. От пулемётной огневой позиции, Михаил по ходу сообщения перебирается в соседнюю траншею, где курсанты помогают ему наложить повязку на раненное плечо. За три дня непрерывных боёв Михаил получает второе ранение.

18 июля, на рассвете, был убит разорвавшимся снарядом противника командир батальона. Михаил временно принял командование батальоном на себя. Не имея никакого приказа на дальнейшие действия, так как связь со старшим командованием была утрачена, батальон перешёл в контрнаступление. Ведя пулемётный и винтовочный огонь, батальон с боем вернулся к селу Б.Сабск, уничтожив большое число живой силы противника. 18 июля, в боях за село Большой Сабск, Михаил был ранен третий раз, осколком разорвавшегося немецкого снаряда в бедро левой ноги.

Много славных курсантов-комсомольцев отдали свои молодые жизни в боях на рубеже реки Луги у деревни Большой Сабск за нашу Родину, за Ленинград.

После третьего ранения, начальник училища, полковник Мухин, приказывает старшему лейтенанту Максину Михаилу Петровичу, покинуть позиции и отправиться в госпиталь. Погрузив раненых в кузов грузовой машины, их везут в населённый пункт Волосово, где расположен ближайший госпиталь. В Волосове - бомбёжка. Ночью раненых грузят в вагоны и везут в Ленинград, в больницу Мечникова (эвакогоспиталь №2222). Сколько здесь было раненых! Всяких. Их обрабатывают, тяжёлых - поездом отправляют вглубь страны.

29 июля, после десятидневного лечения, Михаил был выписан из госпиталя.

3 сентября, старший лейтенант Максин М.П. был вызван в штаб Ленинградского военного округа, где командующий генерал Т.И.Шевалдин, оставляет старшего лейтенанта Максина служить адъютантом.

С 1 сентября 1941 года, комендантом Слуцко – Колпинского укрепрайона был назначен генерал армии Шевалдин Т.И., его адъютантом - старший лейтенант Максин М.П. Бои за УР начались 30 августа и продолжались до 9 сентября, особенно ожесточёнными они были в районе Ям – Ижора. Следы, оставленные вражескими обстрелами дотов, свидетельствуют, что защищавшие их гарнизоны, когда-то создали большие проблемы немцам.

20 сентября командующим 8-й армией был назначен генерал-лейтенант Т. И. Шевалдин. Старший лейтенант М.П.Максин, был назначен старшим адъютантом командующего 8-й армией.

Ночью 21-го сентября, в кромешной темноте, с небольшой группой командиров, во главе с Т.И.Шевалдиным, сели на военный катер и вышли в Финский залив. Переправившись на Ораниенбаумский плацдарм, они прибыли в группу войск 8-й армии, с задачей возглавить командование и организовать наступление этих войск для прорыва через боевые порядки немцев и выхода к Ленинграду. 8 армия была обескровлена в боях, нехватка в личном составе, артиллерии, боеприпасах, продовольствии - не позволила прорвать оборону противника.

2 октября, военным советом армии было принято решение о создании на плацдарме подвижной огневой группы в составе отдельного миномётного батальона. Формирование которого было поручено старшему лейтенанту М. П. Максину. Батальон был сформирован в короткий срок, 5-6 октября 1941 года, появление его на позициях морских бригад воодушевляло моряков. Люди в батальоне собрались разные. Оставшиеся «безлошадными» танкисты в замасленных комбинезонах, пехотинцы из разных частей, много моряков в чёрных шинелях и бескозырках, шоферов, для которых в армии не имелось автомобилей, выздоравливающих и отчисленных для этого батальона по двенадцать человек из каждой имевшихся в армии дивизий. Собралось достаточно, рядового и сержантского состава, но не было командиров, не только для штаба и миномётных рот, но и ни одного командира взвода.

6 октября, во второй половине дня, на контрольно-пропускной пункт 8-й армии, прибыла группа курсантов, около десяти человек, бывшего Политического пограничного училища, во главе со старшим политруком Габовым. Эти курсанты, выжив в жесточайших боях, на Лужском рубеже, при защите подступов к Ленинграду, получив досрочно звания лейтенанта, были направлены на формирование батальона и по их личному желанию назначены на должности командиров и политработников. Получив материальную часть и прибыв на места, отведённые для расположения батарей, миномётчики роют окопы для миномётов, ровики для мин, жилые землянки. Вечером при коптилке изучают материальную часть, чертежи, инструкции, наставления по стрельбе. Овладевают буссолью, стереотрубой, тренируются в подготовке данных для стрельбы.

6 октября, к середине дня, была сформирована подвижная огневая группа из пяти батарей, по 12-ть орудий разнокалиберных миномётов в каждой. В общем количестве 60 миномётов и 400 человек личного состава. Нужно отметить, что это формирование велось всего два часа, не имелось ни одного кадрового офицера артиллериста, никаких приборов и средств связи. Оставшуюся часть дня миномётчики изучали, устройство миномётов, боевую службу при них. В батареях были произведены первые учебные стрельбы по одному выстрелу на батарею, в связи с дефицитом мин. Так бойцы дивизиона становились миномётчиками, хотя больше в тот день они не стреляли. Строго приказано было беречь мины.

В ночь на 7 октября, по приказу командующего армией, был совершён марш. Заняли огневые позиции в районе Ораниенбаума. С рассветом открыли огонь всеми батареями по противнику. Впервые загудела и содрогнулась земля от выстрелов и разрывов мин миномётного батальона. Безусловно, оценка такого огня по его качеству не может быть признана удовлетворительной. Но это был первый огонь, в первом бою, только вчера сформированной части, прошедший всего лишь однодневную подготовку. Противник был остановлен, у деревень Ильино и Сажино, не умением и искусством, не точностью стрельбы расчётов, а той массовостью огня, грохотом выстрелов и разрывов мин, их осколками, дымом, тучами взлетающей земли. То есть всем тем, на что в этот день были способны 60 миномётов и четыре сотни необученных артиллерийскому делу людей.

10 ноября 1941 года миномётная подвижная огневая группа была переформирована в 19-й отдельный миномётный дивизион.

В начале декабря 1941 года, 19-й отдельный миномётный дивизион был спешно переброшен с восточного рубежа на западный, под Копорье, на реку Воронка, где был передан 5-й бригаде морской пехоты. Появление миномётного дивизиона на данном участке обороны заметно воодушевило морских пехотинцев, находящихся в окопах на переднем крае. Моряки - народ дружный, весёлый, заражали бойцов неисчерпаемым оптимизмом. Отчаянных ребят в тельняшках назначали артиллерийскими разведчиками. Дело им предстояло почётное, но нелёгкое: изучать вражескую оборону, выявлять огневые точки и другие цели, по которым, возможно, придётся вести миномётный огонь, участвовать в корректировке огня. Место артиллерийских разведчиков, как правило, на переднем крае, в боевом охранении. Там требуются зоркие, находчивые и смелые люди.

2 декабря 1941 года старшему лейтенанту Максину Михаилу Петровичу было присвоено очередное воинское звание капитан.

К зиме 1941-1942 года резко ухудшилось продовольственное снабжение, были уменьшены пайки. У раненых долго не заживали раны, а больные выздоравливали очень медленно. Голод обессилил миномётчиков, но не сломил их воли к победе. У каждого из них был свой счёт с врагом: за сожжённое село, за убитую мать, за погибшего отца, за отнятую у детей радость жизни…

С наступлением весны стало легче, по Ладоге пошли караваны судов с продовольствием. Паёк миномётчиков тоже увеличился, хотя они пока досыта не ели. Существенным подспорьем стал подножный корм, как шутили бойцы. В меню появились салаты из молодой крапивы, листьев подорожника и одуванчика, суп и жаркое из ранних грибов, которые весной 1942 года высыпали в невиданном изобилии. Зимой лес давал им в основном один очень важный продукт – настой хвои, которым медики потчевали бойцов в обязательном порядке; он предупреждал цингу. А главное – стало тепло. Все с удовольствием подставляли лица весеннему солнышку. Трудная зима осталась позади.

В начале апреля 1942 года дивизион по приказу командования сменил позиции и расположился в районе деревни Большое Горлово. На рубеже обороны, занимаемом 3-им особым стрелковым полком морской пехоты.

За боевые отличия, в феврале 1943 года, капитан Максин М.П. был награждён орденом «Красная Звезда».

Приказом по Ленинградскому фронту от 25 марта 1943 года капитану Максину М.П. было присвоено очередное воинское звание: майор.

Высоту "Колокольня" знал каждый защитник плацдарма. Она клином врезалась во вражескую оборону, занимая господствующее положение над окружающей местностью, над захваченными противником деревнями Гостилицы, Порожки, Перелесье, которые он превратил в опорные пункты. Вот сюда, на поддержку пехотинцам, и направили 19-й отдельный миномётный дивизион. Изучив и обследовав высоту, и оценив её возможности, командир дивизиона, Максин Михаил Петрович, приказал артиллерийским разведчикам дивизиона оборудовать и укрепить на высоте наблюдательный пункт. Так как высота постоянно подвергалась обстрелам артиллерией противника, на выбранном месте для наблюдательного пункта, разведчики вырыли глубокий блиндаж, укрепив его стены, и потолок в семь накатов, вековыми стволами сосен, росшими на высоте. Поверх наката насыпали толстую земляную подушку. Вырыли траншеи и ходы сообщения, организовали телефонную связь с батареями дивизиона и вышестоящими командирами. Стали вести круглосуточное наблюдение и разведку за позициями противника.

Днём и ночью несут боевую службу разведчики. Вот ночью показались вспышки орудийных выстрелов. Сразу на них направлено перекрестие стереотрубы, пущен секундомер. Дошёл звук выстрела, записываются отсчёты, определяется расстояние до цели, по этим данным на планшет наносится точка. Разведана новая цель. Утром разведчики найдут осколки снарядов этой батареи и уточнят её калибр. Командир дивизиона, повесил во всю стену блиндажа топографическую карту и на её обратной, чистой стороне, наносил, панораму обороны противника. Здесь ему пригодились навыки, полученные при работе старшим адъютантом при командующем 8-й армии.

Длительное время, изучая противника, разведчики дивизиона, подготовили ценнейший материал для последующего удара и разгрома немцев под Ленинградом.

В октябре 1943 года на плацдарм стали прибывать части 2-й ударной армии, готовилось наступление наших войск. На высоту прибыл сам командующий фронтом, маршал Говоров. Половину дня на наблюдательном пункте дивизиона был, в стереотрубу наблюдал, а больше из траншеи всё на немецкое расположение смотрел. Всё выспрашивал, где, да что? И сколько танков у немцев, минные поля где, артиллерийские и миномётные батареи, и куда огонь ведут. Понравилось маршалу работа разведчиков. Забрал он все планшеты и карандашный панорамный снимок во весь блиндаж, где немецкая оборона была нарисована и вместе с командиром дивизиона М.П.Максиным и его картой, к себе, в штаб, увёз.

5 ноября 1943 года майор Максин М.П. был назначен командиром 281-го отдельного миномётного полка, резерва Главнокомандующего 2-й Ударной армии, Ленинградского фронта.

19 отдельный миномётный дивизион существовал до декабря 1943 года. Миномётчики непрерывно маневрировали, меняя позиции, и вели огонь на различных участках обороны армии там, где требовала обстановка. За это время 19-й армейский миномётный дивизион прославился в боях. Он истребил не одну сотню фашистов, уничтожил десятки огневых точек и несколько миномётных батарей противника. О нём часто писали в газетах. Основные положения его опыта вошли в «Боевой устав» и «Правила стрельбы артиллерии».

14 января 1944 года, медленно сочился промозглый серый рассвет. Утро выдалось хмурым и туманным. Рваные свинцовые облака низко висели над деревьями. С постов на переднем крае докладывали, что густой туман затрудняет наблюдение за районами целей. Пришло окончательное уточнение времени первого залпа. Артиллеристы были готовы открыть огонь. В 9 часов 35 минут – команда «Огонь!». И тут же дрогнула земля, с шелестом просвистели над головой снаряды, и тёмные фонтаны разрывов взметнулись над укреплениями противника; началась артиллерийская подготовка. После мощной, более чем часовой артподготовки, в 10 часов 40 минут, в атаку пошли полки 2-й ударной армии. Впереди танки, за ними пехотинцы в белых маскхалатах. Двинулись вперёд защитники плацдарма, ждавшие этого события более двух лет.

Артиллерия продолжает обстрел передовых укреплений противника. Огневой вал не даёт фашистам возможности вести прицельный огонь по приближающимся к обороне противника нашим войскам. За огневым валом, прижимаясь к нему, идут солдаты на штурм развороченных снарядами вражеских позиций. Прикрытые артиллерийским и миномётным огнём, наши солдаты сломили сопротивление растерявшихся гитлеровцев.

Артиллерийская подготовка, проведённая на основе точных данных разведки, тщательных расчётов и хорошей организованности, была исключительно успешной. Разбитые окопы, брошенные орудия, трупы немцев, обозы, машины, танки, боевая техника, застрявшая в снегу, сожжённые и опустевшие деревни и сёла. Так встретила наши войска освобождённая от врага ленинградская земля.

Выписка из служебной характеристики: «При прорыве блокады Ленинграда, сильно укреплённой обороны противника, в направлении Гостилицы – Ильино, полк майора Максина М.П. успешно выполнил поставленную задачу».

Приказом Командующего артиллерией Красной Армии от 11 мая 1944 года, майору Максину М.П. было присвоено очередное воинское звание: подполковник.

За участие в героической обороне Ленинграда, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1944 года Максин М.П. был награждён медалью «За оборону Ленинграда».

Приказом по Ленинградскому фронту от 25 февраля 1944 года и приказом Командующего артиллерией Красной Армии от 20 марта 1944 года, Максин Михаил Петрович был направлен в ордена Ленина Краснознамённую военную офицерскую школу Красной Армии, на курсы командиров миномётных полков, в город Семёнов, Горьковской области.

Окончив учёбу, с 3 июня 1944 года подполковник Максин М.П. находится в должности офицера для поручений в 5-ом отдельном учебном дивизионе управления при Командующем артиллерией, 1-го Прибалтийского фронта. В период службы в данной должности выполнял оперативные поручения по управлению огнём ствольной и реактивной артиллерии в районах боёв при городах Шауляе, Елгава (Митава), Тукумс.

8 сентября 1944 года подполковник Максин М.П. был направлен в 20-ю артиллерийскую Оршанскую дивизию прорыва резерва Главнокомандующего, 1-го Прибалтийского фронта. И приказом по 20-й дивизии, в августе 1944 года, назначен на должность командира 250 миномётного полка, 20 миномётной бригады. В результате Прибалтийской операции было завершено освобождение от фашистских оккупантов Литвы, Латвии, Эстонии, разгромлено 26 дивизий группы армий «Север» и три дивизии полностью уничтожено. Основные силы этой группировки – 27 дивизий и одна бригада, были прижаты к морю на Курляндском полуострове и потеряли стратегическое значение. Окружённая курляндская группировка капитулировала 8 мая 1945 года.

За боевые отличия, Командующим артиллерией 1-го Прибалтийского фронта, приказом от 4 декабря 1944 года, подполковник Максин М.П. был награждён орденом «Отечественной войны 1 степени».

За участие в великой отечественной войне гвардии подполковник Максин М.П. указом Президиума верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года награждён медалью «ЗА ПОБЕДУ НАД ГЕРМАНИЕЙ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941 – 1945 г.г.»

За боевые отличия, приказом Командующего 6-й гвардейской армии в июне 1945 года, гвардии подполковник Максин М.П. был награждён орденом «Красное Знамя».

В этот период 20 артиллерийская Оршанская дивизия прорыва, 1-го Прибалтийского фронта, в которой проходил службу Максин М.П., в должности командира 250 миномётного полка, дислоцировалась в Латвийской ССР. Полк квартировал в так называемых военных лагерях «Риндо» и располагался, в лесу, в землянках, блиндажах и временных постройках. Командиру полка, Максину М.П., для проживания, была вырыта персональная землянка.

Офицерскому составу было разрешено привезти к себе свои семьи, жён и детей, затерявшихся в горниле войны и разбросанных по необъятным просторам России.

24 июня 1945 года, на Красной площади в Москве состоялся парад Победы. Торжественным маршем прошли, по Красной площади, войска разгромившие фашизм. Отгремели залпы победного салюта, в наступившей тишине пришлось задуматься и оценить, какими потерями был добыт долгожданный мир. Солдат победителей ждал мирный труд, их тянуло домой, но ещё долгими годами по ночам им будет сниться грохот Второй Мировой войны.

© 2011-2017 АО «Газпром СтройТЭК Салават»
Москва, просп. Вернадского, д.6, БЦ "Капитолий"
Схема проезда
В оформлении и наполнении сайта использовались материалы www.gazprom.ru