Автор: Ильин Юрий Владимирович, старший специалист отдела балластировки, конструкций и строительных материалов

Герман Ильин

Год рождения: 1923

Получил повестку из военкомата 23 июня 1941 года – на второй день войны.

К началу войны как раз окончил десятилетку, 18 июня вместе с однокашниками отпраздновал выпускной вечер. А через три дня грянула война...

Меня вместе с несколькими одноклассниками, отправили в саперные войска. И вскоре уже обучали, как восстанавливать и строить заново разрушенные железные дороги, реконструировать мосты. Учили, как укладывать шпалы и рельсы строго в соответствии с техническими требованиями. Нам предстояло поддерживать жизнеспособность главных транспортных артерий наших войск – железнодорожных путей. Ведь первое, что попадалось на глаза фашистским истребителям – это железные дороги. Их тут же разрушали бомбардировкой с воздуха. А в войска нужно было подвозить продовольствие, обмундирование, боеприпасы. И на разбомбленные пути тут же выходили саперные войска. Разминировать, отремонтировать, восстановить движение – на все это выделялись считанные часы. А ведь зимой даже землю разровнять, чтобы положить шпалы – целое испытание. Твердую землю приходилось долбить ломом. Хорошо, что иногда подвозили щебенку – ее сыпали на мерзлую землю, и тогда разровнять поверхность под шпалы было легче. Тяжелые 50-килограммовые шпалы, пропитанные едким антисептиком, разъедавшим даже брезентовые рукавицы, разгружали вручную – один человек на вагон. Тяжелые рельсы таскали тоже на себе, группами по десять – двадцать человек.

Как только нас всему этому научили, отправили воевать под Сталинград. Было это осенью 42-го. Там была железная дорога от поселка Иловли до Сталинграда, длиной чуть меньше ста километров. Единственный железнодорожный подъезд к городу с северной стороны. Ее даже «дорогой жизни» называли, настолько она была важна. Вот эту дорогу и поручено было любой ценой сохранять в работоспособном состоянии полку, в котором я воевал. В Сталинграде я тогда так и не побывал. А вот дорогу помню досконально: по ней мы передвигались, ее же ремонтировали беспрерывно. «Иногда приходилось ремонтировать дорогу прямо под бомбежкой. А ведь тут особая выдержка нужна: когда на тебя пикирует вражеский самолет, поливая пулями, а спрятаться некуда, у тебя только один выход – упасть на землю и не шевелиться, притвориться мертвым. А молодые необстрелянные ребята, как мы, часто пугались, начинали метаться, и их легко убивали. Чтобы похоронить, часто по частям приходилось собирать. Зимой хоронили в воронках, кое-как присыпая мерзлой землей, летом закапывали по всем правилам».

Однажды нам пришлось даже таким необычным способом обеспечивать передвижение – снимать рельсы сзади состава и прокладывать их спереди. Рельсы вовремя не подвезли, а пропустить эшелон надо было во что бы то ни стало. Однажды после артобстрела, когда пришлось ремонтировать дорогу под огнем, в живых осталось 250 человек из тысячи. Но мне везло – за все время службы не разу не ранило. «Бог спасал».
Как – то прямо перед строем, у всех на глазах, расстреляли командира за то, что полк не смог выполнить невыполнимый приказ: отремонтировать большой участок дороги всего за одну ночь!

Иногда ночевали в палатках прямо в поле. Спать было невозможно, так как холода стояли суровые. Просто пересиживали ночь, дремали, стараясь сбиться потеснее, чтобы не замерзнуть.

В сентябре 42 - го года немцы взяли станцию Гумрак, которую обслуживали ремонтники, и подошли вплотную к Волге. Но их вскоре отбросили, и дорога продолжала действовать.

Когда в феврале 43 – го года фашистов окружили и разгромили под Сталинградом, полк расформировали. Меня отправили на обучение в училище, в Ижевск. За полгода я прошел переподготовку на механика вооружения, и дальше воевал уже в авиации. После учебы меня отправили в Карелию, потом перевели в Рыбинск. Здесь мой полк авиации охранял железнодорожную насыпь – плотину, которая удерживала воду в водохранилище и спасала от затопления города Рыбинск, Ярославль и несколько десятков сел. Здесь, прямо на поле, во время подготовки истребителя в полет, меня сильно ранили в голову при артобстреле. Отлежав в госпитале, вернулся в авиацию. Вместе с полком попал в наши места, на аэродром в Ермолино, где стоял мой полк до отправки на войну с Японией. Здесь в 1946 году я и познакомился с девушкой Зиной, жительницей поселка Ермолино – она тогда училась в институте.

Вскоре я тоже демобилизовался, поступил в институт в Сталинабаде(Душанбе), куда позвал родной дядя. Совсем было развела нас судьба с Зиной, я уже на другой жениться было собрался, но через несколько лет пришло мне от нее письмо. Взыграло ретивое, вспомнилась старая любовь, и в 1951 году мы с ней поженились.

Окончив институт, я вернулся в родные края, в Инсар, работал главным зоотехником в своем районе, потом директором конного завода, леспромхоза. Родили и вырастили троих детей. Все живут и работают в городе Обнинске.

И уже гораздо позднее, пенсионерами, мы переехали в Обнинск, где жила сестра Зины. В Обнинске я успел поработать военруком в школе. Сейчас мы на заслуженном отдыхе, обоим под девяносто лет. Круг интересов обычный – дети, огород. Во всем поддерживаем друг друга.

© 2011-2017 АО «Газпром СтройТЭК Салават»
Москва, просп. Вернадского, д.6, БЦ "Капитолий"
Схема проезда
В оформлении и наполнении сайта использовались материалы www.gazprom.ru